Партнеры Живи добром

Н. П. Ламанова: модельер, которому верил Станиславский


Вторая половина XIX века, в России стремительно прокладываются железные дороги, растет количество предприятий и мануфактур. Индустриализация уверенными шагами толкает человечество в новую эпоху, и кто бы мог подумать, что именно этому поколению людей предстоит пережить передел мира и переворот культуры. Как раз в это время 14 декабря 1861 года в селе Шутилово Лукояновского уезда Нижегородской губернии рождается будущий великий русский модельер или как тогда бы сказали моделист, портниха, Надежда Петровна Ламанова. Именно ей предстоит прожить три великие жизни, при царице, при театре и при советской власти. Далеко не каждый художник способен выдержать испытание временем или политикой, но Надежда, наоборот вдохновлялась переменами и работала с энтузиазмом в любых условиях. 

Надежда Петровна была рождена в обедневшем дворянском роде, но это ей никогда не мешало, а наоборот сблизило ее с народом и традициями русского костюма, да и к тому же у семьи Ламановых было много друзей и знакомых, а это зачастую полезнее крупных капиталов. Надежда Александровна, мать Ламановой, тоже оказала влияние на будущее своей дочери, она была хорошей рукодельницей и с детства Надежда Петровна была приучена к аккуратности во внешнем виде. В юности она много читала, особенно увлекаясь романтической и «радикальной», по тем временам, литературой. 


Ламанова

Самое раннее изображение Ламановой, примерно 1880 год


Надежда Петровна была прогрессивной женщиной, свободной от предрассудков о женской доле. Будучи подростком, она уже задумывалась о том, чем ей самой зарабатывать на жизнь, и как помочь родителям обеспечить сестер. Ламанова была самобытна, обладала сильным характером и неутомимым духом, собрав все это она отправилась в Москву строить свою ни на чью не похожую жизнь.

Разумеется, Надежда Петровна не сразу открыла свое дело. Сначала, она окончила московскую школу кройки и шитья Ольги Александровны Суворовой и затем устроилась моделистом к известной портнихе тех лет Татьяне Степановой Войткевич. Именно там Ламанова стала настолько известна, что в 1885 году ей удалось открыть свое небольшое ателье. 

Главный вопрос, который сразу возникает у читателя: почему именно ее работы привлекали такое особое внимание? Надежда Петровна выделялась среди других портних, своим особым стилем работы. К каждой своей клиентке Ламанова находила индивидуальный подход, что не могло не восхищать дам из высшего света. Она умела шить платья на любую фигуру, виртуозно подбирая цвета и детали, которые подчеркивали выгодные стороны своих знатных клиенток. 


Ламанова

Иллюстрация Р. М. Яхнина к миниатюре В. С. Пикуля «Закройных дел мастерица»


Одной из самых ярких черт ламановской работы был ее знаменитый метод накола ткани на человеке или манекене. В мире моды считается, что такое умение выдает, в модельере его талант и профессионализм, ведь это исключительно творческий процесс, непредсказуемый и живой, на который способен только настоящий художник.  Во время наколки может появится принципиально новое изделие без какого-либо предварительного эскиза и это рождение костюма, словно неудержимой стихии восхищало женщин. Воспоминания о работе Надежды Петровны оставила Раиса Владимировна Захаржевская, советский историк костюма и театральный художник: «Мне довелось присутствовать при наколке костюма. Молодая актриса стоит перед огромным трюмо, а Надежда Петровна, уже пожилая женщина, драпирует на ней ткань, распускает и накалывает вновь сотнями булавок. Она отходит в сторону и внимательно смотрит на контур силуэта, на линии складок. Затем она опускается на колени. Она ищет и думает. Каково же ее удивление, когда актриса падает в обморок. Надежда Петровна ждет и продолжает дальше. Она не любила пользоваться ножницами и рвала ткань на куски, прикалывая их в нужном направлении. Ее руки хочется сравнить с руками хирурга и скрипача, скульптора и графика. Эти руки из ткани лепили складки, рисовали светотень, проводили графические линии, создавали объем. Она была великолепным живописцем». 

Кстати, стоит обратить внимание на еще один занятный факт о Ламановой, все, кто когда-либо описывал ее работу, упоминают о булавках, которые она постоянно держала буквально у себя во рту или же где-то рядом. Эта профессиональная привычка отразилась на ее незаконченном портрете русского художника В. Серова. Но даже несмотря на то, что портрет не дописан, он ярко изображает натуру Надежды Петровны. Сразу видно, что эта важная женщина, увлеченная своей филигранной работой. 


Ламанова

Портрет к 50-летию Н. П. Ламановой кисти В. Серова


С 1885 по 1907 год, студия Ламановой постоянно меняла адреса и именно в это время Надежда Петровна начинает поставлять наряды ко двору. Сначала в 1898 году Ламанова получает звание «Поставщик Двора Ея Императорского Высочества Елизаветы Федоровны», то есть самой сестры императрицы. А в 1904, Надежда Петровна удостоена звания «Поставщик Двора Ея Императорского Величества», это значило, что сама Александра Федоровна Романовна станет клиенткой Надежды Петровны. О Ламановой ходит много слухов и легенд, и вот одна из них якобы о том, как императрица посетила дом Ламановой в Москве. Александра Федоровна была так поражена мастерством московской портнихи и нарядом, что так ловко наколола Надежда на ее фигуре, что сразу присвоила ей столь почетное звание. На самом деле никто не знает, как именно произошло знакомства Ламановой с императорским домом, очевидно, что это произошло на общем подъеме популярности Ламановой в Москве и Санкт-Петербурге, но как именно неизвестно.

Ламанова

Платье императрицы Александры Федоровны от Н. П. Ламановой


И вот наконец, в январе 1908 года Ламанова останавливается в 4-х этажном доме на Тверском бульваре. В доме Надежды Петровны каждое помещение было предназначено для какого-то конкретного дела. Здание задумывалось, одновременно как ателье, школа для портных, демонстрационный зал и доходный дом для служащих. Ламанова много работала и часто ездила в Париж, в столицу мировой моды. Именно там она знакомится с Полем Пуаре, французским модельером. Этой дружбе суждено продлится множество лет. Сам Поль даже приезжал к Ламановой в Россию и оставил некоторые воспоминания о ней и своем визите: "Мысленно проезжая по Москве, не могу не задержаться у Дома моды мадам Ламановой, знаменитой портнихе тех прекрасных времен, с которой я дружил и о которой всегда вспоминаю с теплым чувством. Она открыла мне всю фантасмагорию Москвы, этого преддверия Востока. Как сейчас я вижу иконы, Кремль, миниатюрные колокольни Василия Блаженного, извозчиков, гигантских осетров, икру на льду, чудесную коллекцию современной живописи господина Щукина и вечера в «Яре». Хочу выразить мадам Ламановой и ее мужу, оказавшимся под пеплом и лавой политической катастрофы, самую искреннюю симпатию и благодарность от имени парижского общества." Именно так дом Ламановой на Тверской 10 стал центром притяжения всех знатных дам рубежа веков, а в ее клиентках числилась даже известная русская актриса Марина Ермолова.

Ламанова

Вечернее платье от Н.П. Ламановой выполненное в стиле модерн

Ламанова

Визитное платье работы Н.П. Ламановой. Воплощение модного силуэта 1890-х годов


У Ламановой была и вторая жизнь, ее работа в театре. В 1901 году К. С. Станиславкий пригласил Надежду в Московский Художественный Театр, для работы над костюмами к спектаклям «Вишневый сад» А.Н. Чехова и «В мечтах» В. И. Немировича-Данченко. С тех пор Ламанова до конца своей жизни будет сотрудничать с различными театрами даже после революции. Театральный список Ламановских работ очень внушителен, ее постоянно приглашали в качестве швеи, потому что она считалась буквально незаменимой. Ее изделия были настолько удобны для актеров и настолько детально проработаны, что зачастую в театр ходили посмотреть не столько на спектакли, сколько на ее работы. Об этом же говорит исследователь биографии Ламановой, Алла Соколовская: «В театр шли на Ламанову! Не на Станиславского и не на Немировича-Данченко. В России костюм, был дресс кодом. Общество было дифференцировано. Обсуждали не спектакль, а как были одеты актёры».

Вопреки всему, наступила революция, но Ламанова принципиально отказалась покидать Россию, не смотря на то, что она являлась Поставщицей императорского двора и ее личное знакомство с императрицей и прочей интеллигенцией могло обернутся чем угодно в новой стране с новой властью. Знатной даме и аристократке по рождению, пришлось покинуть свой дом на Тверской, ателье было ликвидировано, как и любая частная собственность. Переезды привели ее в коммунальную квартиру, где из прежней роскоши и простора у нее оставалась лишь одна комната. Это многих бы сломило, но Ламанова относилась к тому, что происходит с интересом и изменения вдохновляли ее, даже несмотря на то, что она со своим мужем находилась под стражей в Бутырке. Именно после освобождения, в 1919 году наступает новый этап ее карьеры и по сути, ее новая жизнь, сама Ламанова говорила об этом так: «Революция изменила мое имущественное положение, но она не изменила моих жизненных идей, а дала возможность в несравненно более широких размерах проводить их в жизнь».


Ламанова

Модели 20-х годов, выполненные из крестьянских полотенец и кустарной ткани


В том же 1919 году Надежда Петровна начинает работу для отдела художественной промышленности Наркомпроса РСФСР, затем она возглавляет мастерскую современного костюма и при этом работает инструктором по художественному моделированию в секции «Игла». Ламанова организовывает выставки и с 1922 года становится членом Академии Художественных наук. Она стремительно берется за новые дела и в этот период начинается ее работа над моделями удобной и простой в производстве одежды. Ламанову интересует ежедневный костюм для обширных слоев населения, то есть для рабочих и крестьян. Она становится буквально первой кто задумывается над тем, как и во что одеты люди в разрушенной стране. Идея Ламановой состояла в том, чтобы одежду можно было массово воспроизводить из легкодоступных материалов, например из солдатского сукна, домотканого полотна и пр. Ламанова проектирует новую одежду в стиле конструктивизма и внедряет элементы русского народного костюма. Вместе с этим она путешествует по различным выставкам и получает множество наград, например на I всероссийской художественно-промышленной выставке в 1923 году, мастерскую Ламановой удостаивают диплома, в том числе за логическое построение костюма, которое дает возможность массового производства. Воодушевленная новым делом, в 1925 году Надежда Петровна вместе с Верой Мухиной, известным советским скульптором, создают альбом «Искусство в быту». В нем были представлены модели одежды, которые обычная хозяйка может сшить себе из доступных материалов. 

ЛамановаЛаманова

Страницы из альбома «Искусство в быту»


Надежда Петровна снова на высоте, она создает коллекции на заказ, участвует в международных выставках, пишет статьи выступая на страницах журналов «Красная Нива» и «женский журнал». И даже создает теоретическую программу, которая состоит из нескольких тезисов, вот, например небольшая выдержка из нее:

«Назначение костюма определяет материал. 

Материал определяет форму. 

Фигура определяет, в свою очередь, материал. 

Фигура определяет цвет. 

Форма определяет материал. 

Форма определяет орнамент.»

Надежда Петровна была знаменита не только в России, но и за границей благодаря своим бесконечным мировым выставкам, а ее клиентками были уже не аристократки, а жены партийной номенклатуры,  в ее нарядах позирует для журналов Лиля Брик. В конце своей жизни Ламанова вернулась в МХАТ, и продолжала работать над костюмами для спектаклей. 

15 октября 1941 во время активного наступления немцев в направлении Москвы, Надежда Петровна не смогла эвакуироваться вместе со всей мхатовской труппой, что сильно расстроило ее, Ламанова сравнила себя с Чеховским Фирсом, забытым в старом поместье. Вера Мухина, ее близкая подруга эвакуировалась еще раньше, это расставание Надежда Петровна переживала очень трудно, к тому же в Минске в первые дни войны сгорели костюмы, вывезенные на гастроли. Этих событий Ламанова не вынесла и у нее случился сердечный приступ в возрасте 79-ти лет. 

Ламанова

Фотография Н. П. Ламановой из коллекции МХАТ, сделанная примерно в 1930-е годы


Ламанова прожила три большие жизни, три принципиально разных карьеры, это делает ее уникальным человеком и тем более модельером. Наверное, она долго оставалась бы незаслуженно забытой, если бы не люди, простые энтузиасты, историки моды, исследователи, которые ценой собственных сил и времени взялись восстановить память о Надежде Петровне. Не дает забыть о Ламановой и московский дом моды Вячеслава Зайцева, которые проводит ежегодно конкурс дизайнеров и модельеров ее имени. Я обратилась за комментарием к Юлии Поповой директору по развитию дома моды Вячеслава Зайцева, чтобы узнать больше о философии конкурса: «Московский Дом Моды Вячеслава Зайцева - это прямая линия преемственности идеологии и приемов русской школы моделирования.  Дом Моды хранитель этой традиции, у нас все кутюрные технологии, отношение к одежде не как к одноразовому ширпотребу, передача мастерства следующим поколениям. Надежда Петровна заложила основы русской школы моделирования. Мир знает многих великих модельеров женщин. Ламанова не только равна им, но многих превосходит, и мы храним ее память.  Долгие годы, фактически до 2015 года, ее имя было в забвении. Редкие специалисты знали о ней, единицы говорили. И возрождение ее имени тоже пошло с Дома Моды. В 2016 г. я организовала и провела научно-практическую конференцию памяти Ламановой, с которой начался большой пул мероприятий ее памяти по всей стране». 

Сегодня работы Ламановой хранятся в самых известных музеях и частных коллекциях по всему миру, в Эрмитаже (Санкт-Петербург), Государственном историческом музее (Москва), музей МХАТ, The Metropolitan Museum of Art (Нью-Йорк). 


Дарья Казакова




 

Рекомендуем

Интересные факты из жизни Андрея Панина
Джулианна Мур: «Знаете, никто из нас не идеален»
Александр Довженко - Микеланджело XX века
Израиль: страна вне времени
London Fashion Week. Детали
"ОКО" в Музее Востока
Андерс Петерсен. Кафе «Лемитц»
Мир до науки и религии
Дружба и матери («Матиас и Максим» реж. Ксавье Долан)
Завет Рериха