Партнеры Живи добром

«Альбатрос»: Французская киностудия с русским размахом


В 1920-е годы во Франции работала уникальная киностудия. Фильмы на ней снимали совсем не так, как привыкли французы. Дело в том, что большую часть её штата составляли русские эмигранты, которые были настоящими новаторами. Называлась эта студия «Альбатрос».

Если точнее, то сначала русская студия во французском городке Монтрей близ Парижа называлась «Ермольев Синема», по имени основателя – Иосифа Ермольева. Он успешно занимался кино в России и сотрудничал с французской киностудией «Пате». У Ермольева было своё киноателье в Москве, а затем, уже после революции – в Ялте.

Однако вскоре русский предприниматель был вынужден покинуть Россию. Вместе со своей съёмочной группой и актёрами, захватив полдюжины незаконченных фильмов, он уехал во Францию и в 1920 году основал новую студию. Здесь Ермольеву помогли связи с «Пате»: знаменитый киноконцерн выделил ему старый павильон в Монтрее. Так в бывшем парнике, где когда-то снимал свои фильмы Жорж Мельес, появилась «Ермольев Синема». Это был этакий филиал русского кинематографа во Франции: фильмы снимались с русскими актёрами и режиссёрами (среди них – Яков Протазанов и Александр Волков), а также со съёмочной командой, состоящей из эмигрантов. Свои переживания они вольно или невольно вкладывали и в фильмы: тема изгнанничества, оторванности от дома звучит в большинстве лент. Студия была будто изолирована от остального французского кинематографа и даже Монтрея: лишь немногие сотрудники «Ермольев Синема» говорили по-французски. Но в 1922 году на студию пришёл талантливый продюсер Александр Каменка, знавший пять языков, который вскоре привёл с собой и французов. Он мечтал играть в театре, но посвятил свою жизнь кинематографу.


Логотип студии "Альбатрос"


Каменка сильно помог молодой киностудии, а потому неудивительно, что когда Ермольев уехал в Германию, продюсер стал её владельцем. Первым делом он изменил название студии, и так она стала «Альбатросом», а заодно обзавелась девизом: «Выстоять в бурю». С новым руководителем киностудия по-настоящему расправила крылья. Фильмы начали снимать в сотрудничестве с компаниями из других стран, а режиссёрами стали Жан Эпштейн, Абель Ганс, Марсель Карне. Русские и иностранцы обменивались знаниями и перенимали опыт друг у друга.

Кроме того, «Русский Голливуд» помогал и другим эмигрантам. На студию писали и безработные гримёры, актёры, и люди, никак не связанные с кино: шофёры, врачи, адвокаты и даже казачьи офицеры. Кто-то просил позволить сыграть небольшую роль в фильме, кто-то просто хотел научиться актёрскому мастерству. В «Альбатросе» старались помочь всем соотечественникам.


"Лев Моголов" (1924)


Фильмы снимались в том же павильоне от «Пате», и это заставляло «Альбатрос» постоянно что-то придумывать, чтобы выйти из сложной ситуации. Студия также закупала самое современное оборудование. Экзотичность студии подчёркивали фильмы, которые она снимала: грандиозный «Лев Моголов», «Сказки тысячи и одной ночи», «Дом тайн», «Шахерезада»... В моде тогда был ориентализм, и зрители с удовольствием смотрели фильмы «Альбатроса». Французов поражали богатые костюмы и декорации, манера и стиль съёмки (всё это называли «шахерезадериями»), монтаж – такого они прежде не видели. Раньше так снимали только в Голливуде, и фильмы «Альбатроса» быстро стали эталонными. Декорации, к слову, были не нарисованные, как у французов, а настоящие – их создавали и строили специально для фильмов.

Александр Лошаков, главный декоратор «Альбатроса», внёс огромный вклад не только в развитие студии, но и в искусство декорации всего французского кинематографа. Он мог создать что угодно: настоящую квартиру для мелодрамы, дворцы и виды Востока, футуристичные пейзажи... У студии также был постоянный актёрский состав, а самой яркой звездой студии мгновенно стал Иван Мозжухин, которого зрители обожали за талант и красоту. Он появился в большинстве фильмов «Альбатроса» и, несомненно, играл большую роль в успехе русской студии. Кстати, студия и её главный актёр также сыграли важную роль в жизни французского режиссёра Жана Ренуара. Он увидел экспрессионистский фильм Мозжухина «Костёр пылающий» и позже вспоминал в своих мемуарах, как публика, не поняв сюжет, «кричала и свистела». «Я же был в восторге, – писал Ренуар. – Наконец-то я увидел хороший французский фильм. Я решил забросить своё ремесло, керамику, и попытаться заняться кино». В павильоне «Альбатроса» Ренуар в 1935 году снял свою версию пьесы «На дне» с Жаном Габеном.


"Костёр пылающий" (1923)


Однако каким бы ни был успех «Альбатроса», и как бы ни любили фильмы эмигрантов, закат студии наступил менее чем через двадцать лет после её создания. Её постигла та же судьба, что и многие другие студии с появлением звука в кино. Да и его внедрение в фильмы оказалось Каменке не по карману. Кроме того, многие русские актёры, особенно Мозжухин, всё ещё говорили с сильным акцентом, который отпугивал зрителей.

Официально «Альбатрос» ликвидировали в 1958 году, но, по сути, жизнь его остановилась ещё до войны – последний фильм, «Жизнь прекрасна», вышел в 1938 году. Студия, родившаяся после русской революции, не смогла пережить революцию в кино.


Павильон студии


Но не всё так печально. Во-первых, большинство фильмов «Альбатроса» сохранила Синематека – французский киноархив, основанный ещё в 1936 году. Её основатели Анри Ланглуа и Пьер-Огюст Арль, тоже были покорены «Альбатросом» и сдружились с Каменкой, который затем передал архиву не только фильмы, но и документы, письма, сценарии и афиши. Синематека не просто сохранила наследие «Альбатроса» – её сотрудники затем отреставрировали уникальные фильмы. Во-вторых, в павильоне, где некогда кипела работа «Альбатроса», через несколько десятилетий обосновались художники, танцоры, музыканты, режиссёры. Так что сейчас в бывшей студии можно увидеть, например, выставки или спектакли. Хотя «Альбатрос» и прекратил своё существование, его бывшие сотрудники продолжали развивать кинематограф. Режиссёры Виктор Туржанский и Александр Волков сильно повлияли на французское кино. Александр Каменка трижды входил в состав жюри Каннского фестиваля, поддерживал режиссёров Новой волны, а также стал продюсером первого советско-французского фильма «Нормандия–Неман». Борис Билинский, автор прекраснейших афиш и костюмов фильмов «Альбатроса», получил признание не только во Франции, но и в Германии и Италии. Он писал статьи о композиции декора, костюма и плаката, создал декорации для первой французской постановки «Руслана и Людмилы» Глинки и получил золотую медаль на Всемирной выставке в Париже.


"Костёр пылающий" (1923)


И само наследие «Альбатроса» продолжает жить. Фильмы «Русского Голливуда» – важный пласт французского кинематографа, который берегут в Синематеке. Её сотрудники помогли снять фильм «Альбатрос. Русская киностудия в Париже». Вместе с русскими кинокомпаниями и французским каналом Histoire Синематека проделала огромную работу, собрала уникальные видео и фото, в том числе из личных архивов Каменки и Мозжухина, плакаты, макеты декораций, костюмы и оригинальные сценарии. Эксклюзивная премьера документального в России прошла в 2017 году, но Синематека обещает в скором времени показать фильм всем желающим.


Мария Баратели



 

Рекомендуем

Ложная мизантропия. Эдгар Дега
Русские дизайнеры на INTERNATIONAL FASHION SHOWCASE в Лондоне
Кино. Премьера. «Иерей Сан. Исповедь самурая»
«Как в кино»: царский путь Ирины Бугримовой
Тернистый путь Ференца Листа к славе
XXVI МКФ «Послание к человеку». Итоги
Denis Matsuev: "When I play more, I feel better"
Триумфальная кантата Карла Орфа
27 января – день снятия блокады Ленинграда
ДЕTKIDS-EXPO 2019 в ЦДМ на Лубянке