Партнеры Живи добром

Несвобода! Неравенство! Вражда! («Отверженные» реж. Ладж Ли)


Начинается новый фильм французского режиссера Ладжа Ли во время финала чемпионата мира по футболу в 2018 году. Исса (Исса Перика) и компания его друзей-подростков из парижского пригорода Монфермей отправляются в центр города, чтобы посмотреть матч в фан-зоне. Париж окрашен в три цвета: синий, красный и белый, которые символизируют свободу, равенство и братство. Смотря на толпу, радующуюся забитым голам и празднующую победу национальной команды, легко поверить в осуществление этих идеалов. Но, после финала, и свобода, и равенство, а уж тем более братство – исчезают и больше не появляются. Такова вводная часть ленты, которая по эмоциональному заряду отличается от основной части фильма. Национальное единение и экстаз толпы, радующейся победе, пропадут уже на следующий день, а вот неравенство, несвобода и разрозненность останутся надолго, если не навсегда.


«Отверженные». Источник: «Russian World Vision»


Кинорежиссеры питают какую-то особую слабость к разоблачению символики цветов французского флага. Кжиштоф Кеслевский посвящает этой теме свою знаменитую трилогию “Три цвета”. Ладж Ли идет по тому же пути, показывая два дня из повседневной жизни района Монфермей, которые демонстрируют, насколько окраины Парижа далеки от высоких идеалов французской революции.


В парижский пригород прибывает новичок Стефан (Дамьен Боннар), который получает от своих напарников кличку «Пенто». Монферрей - не самое приятное место работы: по сути, спокойствие в районе обеспечивает равновесие между несколькими “центрами власти”: полицией, людьми «Мэра» (Стив Тьеншо), наркоторговцами, мусульманами во главе с колоритным владельцем кебабной Салахом (Альмами Канути). Втайне они ненавидят друг друга, но поддерживают определенный порядок. Полиция выделяется тут разве что наличием оружия. Когда-то Виктор Гюго описал этот пригород в своем романе «Отверженные». Со времен, когда тут жила Козетта, многое изменилось, но в районе все также живут «отверженные».


«Отверженные». Источник: «Russian World Vision»


Завязка событий в фильме звучит максимально абсурдно: черные подростки крадут у цыган львенка по кличке Джонни. Это становится поводом для конфликта: разъяренный хозяин цирка вместе со своими подручными (неотличимыми, впрочем, от участников местных банд) требует вернуть ему львенка, или же он сожжет весь квартал. Он вступает в конфликт с представителем местных неформальных властей – «Мэром» и его бандой. Разгорающийся конфликт приезжают улаживать Стефан и его напарники, которые обещают найти львенка.

 

«Отверженные». Источник: «Russian World Vision»


Обстановка в Монфермей внешне благополучна - полиция патрулирует улицы, разногласия возникают исключительно по причине слишком большого прилавка на местном рынке. Однако, такое незначительное событие как кража львенка демонстрирует, насколько ложным является такое внешнее благолепие. Практически в любой момент в пригороде может произойти неконтролируемая вспышка насилия, особенно если полиция своими грубыми и неумелыми действиями дополнительно подогревает недовольство и злобу местных “отверженных” – подростков. Бунт может вспыхнуть не сейчас, не завтра, но восстание неизбежно и произойдет в самый неожиданный момент - таков лейтмотив этого фильма.


«Отверженные». Источник: «Russian World Vision»


Фильм Ладжа Ли похож на лучшие образцы афроамериканского кино, в частности - его фабула и сюжет перекликается с “Делай как надо!” (Do the Right Thing!) Спайка Ли. В обоих случаях действие разворачивается в обособленном окраинном квартале (неблагополучном, но внешне спокойном) в жаркий летний день. В одном живут потомки черных рабов, в другом - мигранты из Африки в первом-втором поколении. Проблемы, с которыми сталкиваются жители Нью-Йорка и Парижа тоже похожи - бедность, запущенная городская среда, расизм, безработица. Конфликт в обоих случаях начинается на ровном месте, не в последнюю очередь, благодаря полиции. И главный вопрос, который интересует и Спайка Ли и его однофамильца, Лайжа Ли: «Кто виноват?». Ответ, впрочем, тоже простой: «виноваты все».  В фильме французского режиссера вообще с трудом можно выделить умеренно-положительного героя: им можно назвать либо Стефана, еще не проникшегося «духом Монфермея», либо Салаха, В этом фильме нет и откровенных злодеев – это основное достоинство этой ленты, режиссер который хоть и справедливо отмечает репрессивную роль полиции и государства, но не обеляет их противников.


Этот фильм ставит много вопросов, но не дает готовых ответов. В качестве послесловия режиссер использовал цитату из Виктора Гюго: «Не бывает ни плохих растений, ни плохих людей. Есть лишь плохие агрономы и плохие воспитатели». В Монфермей живут явно очень плохие агрономы и некомпетентные воспитатели. Что с этим делать неясно, но нужно что-то предпринять прямо сейчас.


Андрей Лихацкий



 

Рекомендуем

Беседы об итальянском кино. Пресс-конференция к открытию фестиваля N.I.C.E.
Утопия как образ жизни. Александр Герцен
Тернистый путь Ференца Листа к славе
MBFW Russia осень-зима 17/18. Day 3
Школа анимации в Музее-усадьбе Г. Р. Державина
Гений Леонида Дербенёва
Как мальчик стал мамой: моноспектакль «Семен» (Фестиваль моноспектаклей SOLO)
Александр Балуев. Адепт искусства «для людей»
Великий норвежский композитор
Дональд Биссет. Артист широкого профиля