Партнеры Живи добром

Рисуется на камеру: анимационно-игровые фильмы как кинотренд


«Где-то мы это уже видели» – вот первая ассоциация с рисованными фильмами (нет, не с мультфильмами, а именно с анимационно-игровыми фильмами). В кинематографе и правда мало чем можно удивить: и мультфильмы в технике эклер, и комбинированные съемки, и технология motion capture, она же – захват движения, в крутой американской анимации, и раскрашенные вручную фильмы (тоже, кстати, давняя тенденция, переосмысленная в последние годы) – все это уже существует много лет, а некоторые приемы успели уступить место более продвинутым технологиям. Тем не менее, иногда они возвращаются в новом качестве, на что действительно стоит обратить внимание. Пусть и сложно сказать, что за рисованными фильмами будущее, но они определенно оставят след в истории кинематографа – и кто знает, сколько раз к ним будут возвращаться режиссеры в дальнейшем. Сегодня в центре нашего внимания два анимационно-игровых фильма: «Арвентур» Ирины Евтеевой (2015) и «Ван Гог. С любовью, Винсент» (Loving Vincent, 2017) супругов Дороты Кобела и Хью Уэлшмана. Выглядят они абсолютно по-разному, содержательно тоже не похожи, однако при рассмотрении в деталях раскрывают множество общих черт – прежде всего потому, что и «Арвентур», и Loving Vincent были созданы профессиональными художниками.

Съемки обоих фильмов заняли гораздо меньше времени, чем прорисовка и последующая обработка. На работу с актерами режиссерам обоих фильмов хватило около пары недель, однако понадобился не один год, чтобы заполнить каждое мгновение заново созданными кадрами. Но если Loving Vincent был отрисован масляными красками на холсте, то Ирина Евтеева предпочла для своего фильма спецэффекты, созданные с помощью красок, света и проекций.


"Арвентур"


Оба фильма добились успеха в России: «Арвентур» получил «Серебряного Георгия» – специальный приз 37 ММКФ в 2015 году, «...Винсент» же был удостоен звания «Лучшего зарубежного фильма в российском прокате» от премии «Золотой орел» 2018 года (однако также получил номинацию на «Оскар» и «Золотой глобус» и завоевал приз Европейской киноакадемии в номинации «Лучший анимационный фильм» 2017 года).

И все же миры, представленные в этих двух картинах отправляют их на разные полюса анимационно-игрового мира. Начнем – по старшинству – с «Арвентура».

Ирина Евтеева придумывает свой волшебный мир на основе произведений Александра Грина и буддистской притчи. Так фильм и делится на две части: «Фанданго» и «Тайна морского пейзажа» соответственно. Первая снималась на улицах Петербурга, вторая – в павильоне киностудии (хотя импровизированный Китай все же создали в Сестрорецке, неподалеку от северной столицы). В обеих частях показан иллюзорный, зыбкий мир искусства. Целостный образ создается с помощью музыки, танцев, контраста зимнего Петербурга двадцатых годов и сочных образов испанцев с их изобильными яствами, экзотическими животными и птицами и ослепляющими драгоценностями; спокойного, минималистичного пейзажа озера и кричащей роскоши императорского дворца. Евтеева скрупулезно прорабатывает цветовую гамму каждого кадра: серо-коричневые тона

сменяет целая палитра разом. Интересно и само по себе взаимодействие отснятого и нарисованного видеоряда: иногда рисунок едва заметен и органично вписывается в исходную картинку, но в чувственных и ярких сценах он становится главным объектом этой иллюзорной действительности до той степени, что без него видеоряд лишился бы смысла. Из рисунка зритель понимает настроение персонажей, их отношение к происходящему: в сцене, где скептик, который едва способен выжить в тяжелые постреволюционные годы, не может поверить в то, что рядом с ним может существовать другой, прекрасный мир, цвета на мгновение затухают, а обработка сводится к минимуму, чтобы позже снова появиться в полном цвете, когда сменится кадр.

И сюжет, и идея, и даже техника исполнения делают «Арвентур» фильмом о непростых взаимоотношениях реальности и иллюзии, в которых нет абсолютного победителя.

Лента «Loving Vincent» совсем другая. Здесь нет то приглушенных, то сияющих цветов «Арвентура», таинственного мерцающего света и смешения реальностей. Зато есть отдельный мир – мир Ван Гога. Это детективная история о смерти художника, увиденная его взглядом и рассказанная его языком. В истории о Винсенте сам он появляется нечасто: все внимание обращено на Армана Рулена, который по случайности начал расследование обстоятельств смерти художника, когда-то нарисовавшего его портрет.

Фильм полон тонких чувств и эмоций, что идеально дополняет попытки понять одного из самых необычных и загадочных деятелей искусства эпохи постимпрессионизма. Игра актеров прекрасно отражает дух времени. Сцены продуманы до мелочей: позы, взгляды и жесты говорят о многом без слов.


"Ван Гог. С любовью, Винсент"


И на этом пути к пониманию смысла создатели фильма привлекли форму – ту форму, в которой сам Ван Гог воплощал свои творческие замыслы. Винсент писал в разных стилях и техниках – и в фильме использовано большинство из них. Герои появляются в локациях, написанных Ван Гогом, в одежде, в которой он их запечатлел – а большинство и в обстоятельствах, в которых застал их настоящий, не экранный Винсент. И даже движение выполнено точно в стиле мастера: небо, например, изображено не цветовым пятном, а отдельными мазками, как это делал сам Ван Гог, и от кадра к кадру оно меняется (никакой халтуры!), создавая иллюзию облаков, или ветра, или движения воздуха.

Отдельно необходимо сказать о подборе актеров. Здесь требовалось во всех смыслах портретное сходство, ведь главных героев, сыгравших в жизни Ван Гога важную роль, художник запечатлел на своих полотнах. Но команда Loving Vincent справилась «на ура»: кажется, что в кадре Арман Рулен, а не Дуглас Бут, и Джером Флинн тоже будто сошел с портрета доктора Гаше. Актерский состав в целом очень достойный – и, несмотря на то, что мы довольно часто видим их в фильмах разной тематики, здесь оригинальная форма рисованного фильма не дает впечатлениям от прошлых ролей артистов накладываться не впечатление от экранного действия.

Но фильм понравится не только поклонникам Ван Гога и ценителям живописи. Все же перед нами детектив, на фоне которого разворачивается личная история Армана – или, точнее, история становления личности. Удовольствие другого плана доставит точный, почти математический

расчет во всем, от общего течения сюжета и реплик до поз и мазков кисти, благодаря чему фильм смотрится абсолютно целостным и гармоничным.

В общем, оба фильма – и Арвентур, и Loving Vincent – хороши не только своей технической составляющей, но и хорошо проработанным сюжетом, который позволяет раскрыть не только творческие методы, но и личности художников.


Яна Ларина



 

Рекомендуем

Жан де Лафонтен: судьба знаменитого эпикурейца
Тени для век. Секреты морозного макияжа
Легкий юмор «легкого» человека. Ефим Березин
Геннадий Горбачёв: «Мне нравится, когда одежда говорит о характере человека»
В тихом омуте… («Прочь», реж. Джордан Пил)
Комедия Фонвизина «Недоросль». «Успех был полный...».
Печать великих лет Веры Мухиной
ГОЛЬФ – В ПОМОЩЬ ДЕТЯМ
Мастер-классы на выставке «Кижская азбука»
Евгений Гришковец «ПРЕДИСЛОВИЕ К РОМАНУ»