Партнеры Живи добром

«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»



3 февраля на сцене Театрального центра «На Страстном» в рамках проекта «Твой шанс» студенты ГИТИСа (курс Евгения Каменьковича и Дмитрия Крымова) представили  дипломный спектакль  «Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» по одноименной пьесе Венедикта Ерофеева. Режиссер - Микита Ильинчик. 

Достаточно смелый поступок - поставить на сцене пьесу, написанную для высмеивания Советской власти, и применить её, особо не изменяя текста, к российским реалиями. Сюжет разворачивается в психбольнице - в типичном месте для литературы, которое, как правило, показывает, что люди, требующие лечения, совсем не те, для кого приготовлена койка со стягивающими ремнями и выписаны действующие на ум лекарства. 

 
«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»


Название пьесы отсылает зрителя к еще дохристианским поверьям о слёте всяческих ведьм и тёмных сил на Лысую гору в ночь с 30 апреля на 1 мая. Согласно поверьям, в эту ночь все вместе собираются ведьмы, оборотни, демоны, и к ним присоединяются души усопших. Принимая такую трактовку во внимание, к пьесе можно относиться по-разному. Герои, которые помещены в психбольницу, могут быть теми усопшими, что бодрствуют всю ночь, радуясь долгожданной минуте свободы. Затем наутро, когда тёмные силы ослабевают, герои снова беспросветно засыпают. 


«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном» 


С другой стороны, невозможно пройти мимо и политического контекста этой пьесы, который показывает зачатки диктатуры в обществе, где немощные больные должны терпеть телесные и психологические наказания от врачей, в руках которых сосредоточена вся власть над судьбами пациентов. 


«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»  


Исполнитель главной роли Гуревича, Владимир Комаров, прекрасно справился со своей работой. Он идеально подходит под тип героя-освободителя, который наиболее приближен к народу. Это не хулиган-нонкомформист Макмёрфи (главный герой романа Кена Кизи «Над кукушкиным гнездом»), старающийся устроить переполох, чтобы добиться свободы и уважения. Это не протестующий герой. За его единственный протест – за то, что он ударил медбрата Бореньку, по кличке Мордоворот – он и попал в психбольницу, однако, он нисколько не сопротивлялся его насильственному помещению в больницу. Он принял свою судьбу такой, какая она есть и спокойно разделил её с такими же несчастными. Это не тот человек, списывающий все свои неудачи на людей, стоящих выше, на руководство в стране. Наоборот же, он сочувствует людям, понимая, что дела плохо обстоят не только у него, но и у всех, будь то врач, пациент или обычный человек:


«Мне платят ровно столько, сколько моя Родина сочтет нужным. А если б мне показалось мало, ну, я надулся бы, например, и Родина догнала бы меня и спросила: «Лева, тебе этого мало? Может быть, немножко добавить?» Я бы сказал: «Все хорошо, отвяжись, Родина, у тебя у самой ни хрена нету» 



«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»


Следует отметить игру Николая Яскевича, исполнителя роли медбрата Бореньки. По своей сути, это обычный сотрудник больницы, который просто следит за порядком, но то, кого он из себя возомнил и как он возвысил себя над всеми, не может не страшить зрителя. Это врач, дававший клятву спасать и беречь жизни, но также это и убийца в прямом смысле слова, так как именно он добил последнего оставшегося в живых пациента. Это врач, который ненавидит людей. Это не оксюморон, а каждодневная реальность для пациентов. Его ненависть не тихая и скрытая, его ненависть вполне явно выражается в его отношении к людям, которых, по идее, следовало бы пожалеть. Каждое его действие на сцене действительно пугало — он безжалостно бил пациентов, если они просили внимания и кричал на них, если его недостаточно внимательно слушали. 
 

«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»


Несмотря на то, что «Вальпургиева ночь» — в общем-то, трагедия, режиссер Микита Ильинчик сумел влить в пьесу много комичных моментов. Нельзя сказать, что зал сидел в напряжении всю пьесу, наоборот, психбольница показывалась зрителям не только как сцена из фильма ужасов, но и как пародия на мир и его бюрократичность, где врачи больше пекутся о бумажках, чем о пациентах. Многие ситуации из первоначальной пьесы кажутся комичными для нашего общества и сегодня. Вряд ли Венедикт Ерофеев, выпустивший свою пьесу ещё в 1985 году, знал, что вопрос о курильских островах будет актуален и спустя 34 года: «...когда этот душегуб был схвачен с поличным за продажею на Преображенском рынке наших Курил?» Такие обвинения в продаже Родины летели в сторону и сегодняшнего Льва Гуревича. Комизм состоит даже в том, что допросами про верность Родине мучают именно еврея. 


«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном» 

Пространство на сцене было разделено не столько с помощью декораций, сколько с помощью света. Декорации на протяжении всего спектакля совсем не менялись, однако, зритель не чувствовал однообразности повествования, потому что переход из локаций проводился с помощью фокусировки света и добавления музыкального сопровождения. Например, чтобы показать перенос в другую реальность, всё пространство, кроме одного кусочка сцены, погружалось в темноту, а тот важный кусок для понимания освещался мистическими красным или желтым цветами, в сопровождении с увеличенной в громкости музыкой. Например, именно так была обыграна сцена, когда медсестра Натали (Александра Кесельман) предупреждает Гуревича об опасностях больницы. Их разговор происходит в душевой, где они закрылись, чтобы никто их не слышал. Ещё один намёк на то, что за человеком следят везде, что даже в душевой приходится говорить шёпотом и оглядываясь, не увидел бы кто. 


«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»
  

Конечно, несмотря на комичность образа Гуревича, несмотря на его лёгкое отношение к жизни и своему нелепому положению, этого героя можно скорее пожалеть, нежели посмеяться над ним. В одной своей реплике он смог очень точно выразить своё внутреннее состояние, из-за которого, скорее всего, и сформировалось его равнодушие и понимание своего неучастия в собственной судьбе. Именно после этой реплики врачи и признали его сумасшедшим. Ведь намного легче повесить ярлык на человека и отправить его на «лечение», чем понять, что вызвало в человеке такое чувство безысходности и безразличия:


«Здесь я задаю вопросы, а вы на них отвечаете. На Ваши вопросы я буду отвечать, когда вы окончательно поправитесь. Я повторю свой вопрос: как вы оцениваете ваше психическое состояние? 

Вы всерьез хотите, чтобы я вам это ответил?.. Ну вообще мне это трудно сказать. Знаете, такая ни-во-что-не-погруженность… ничем-не-взволнованность, ни-к-кому-не-рас-положенность… И как будто ты с кем-то помолвлен… а вот с кем, когда и зачем – уму непостижимо… Как будто ты оккупирован, и оккупирован-то по делу, в соответствии с договором о взаимопомощи и тесной дружбе, но все равно оккупирован… Короче, ощущаешь себя внутри благодати - и все-таки совсем не там... ну... как во чреве мачехи...» 


«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» на сцене Театрального центра «На Страстном»


«Вальпургиева ночь, или Шаги Командора» безусловно рекомендуется к просмотру. Во-первых, это то искусство, которое понятно каждому - здесь близко всё, начиная от образов и заканчивая языком повествования. Во-вторых, отличная актёрская работа. Конечно, это не спектакль для развлечения и расслабления, он оставляет после себя много вопросов и размышлений.

Элла Саад



 

Рекомендуем

«Грех молодости» Ивана Лажечникова
Царскосельские птицы
Так вы снимаете сказки, товарищ режиссер?
Cartier — изыски, созданные для Богов
Счастливые часов не наблюдают. А если это часы Ulysse Nardin?
Нью-Йоркская неделя моды: итоги
О чем говорят пришельцы ("Прибытие" реж. Дэни Вильнёв)
Музыка с размахом Поля Мориа
Татьяна Самойлова: «Я – счастливый человек»
Абрамцево – очаг русской культуры